ИНФОРМАЦИОННАЯ СУХОСТЬ


(всего фотографий: 1)

"Кто не смеет думать, смеет лишь пресмыкаться"

Екатерина II (В защиту Монтескьё. Заметка на книгу Струбе де-Пирмонта)

     Вы никогда не обращали внимание на парадокс? При первом взгляде кажется, что вокруг нас так много различной информации, что нет проблем узнать то, что необходимо. Но как только требуется разобраться в чём-либо подробнее или решить конкретный вопрос, то вдруг оказывается: нужных сведений практически нет и требуется приложить много усилий, чтобы найти что-то полезное. Почему так получается?
    Есть в науке понятие "физиологическая сухость", которое характеризует такое состояние почвы, когда при обилии влаги нуждающееся в ней растение не может её использовать. Вода есть, но она не попадает в растение. По аналогии с этим термином, давно пора вводить понятие "информационной сухости" - такого состояния, когда вокруг человека обилие информации, в которой он нуждается, но он не в состоянии её использовать. То есть информация есть, но человек её не использует - не потому, что не хочет, а потому, что не может. Вы ведь понимаете разницу между "не хочет" и "не может"? Для физиологической сухости по отношению к растениям существует научное объяснение такой, казалось бы, нелепой ситуации. Давайте попробуем разобраться, в чём причины "информационной сухости" для людей и всех ли она касается.
   Итак, в современном мире вокруг нас находится явный избыток разнообразнейшей информации. Ни один человек не способен её полностью усвоить и обработать, значит, с одной стороны, он начинает себя ограничивать в её восприятии, с другой - делегирует право на переработку избыточной для него и сырой информации ком-то другому. При этом ограничения обычно направлены в двух направлениях - по ширине и по глубине охвата. То есть, каждый человек сам определяет для себя, в каких сферах у него будет доминировать глубина, а где она ему не нужна и он будет ограничиваться самыми общими поверхностными знаниями. Соотношения ширины/глубины по разным сферам у всех разные, поэтому делегирование прав на обработку информации выгодно давать тем, кто это умеет и у кого глубина погружения в конкретную тематику выше. Самый яркий пример такого делегирования - это учёные. Они, на основе анализа разрозненной и весьма специфичной информации, создают переработанный продукт - знания.
   Но, в любом случае, с информацией надо уметь работать - знать, как её собирать, верифицировать, обрабатывать, анализировать и представлять результаты. Кроме того, наряду с прочими навыками и умениями, очень важным элементом в этом процессе становится понятие этики. Увы, но обман, ложь, утаивание и подтасовка фактов придуманы не сегодня. Кроме того, существует огромное количество самоуверенных типов, которые, не умея работать с информацией, лезут в ряды тех, кто в этом действительно разбирается. С появлением Интернета и социальных сетей эта тенденция превратилась в настоящее бедствие. Показушные "знатоки" чаще всего оказываются элементарными невеждами и пройдохами. Но чтобы убедиться в этом, нужны время и знания, так что наследить "знатоки" всегда успевают. В результате, многие библиотеки и всемирная паутина завалена петабайтами различной неперевариваемой чуши, которую эти "писатели" пытаются выдать за уникальные знания. При этом обыватели всему этого потоку шлака привычно верят.
   Причина такой веры понятна -  работать с информацией большую часть населения у нас практически не учат. Начиная со школы, нам предлагают готовые чужие шаблоны и суррогаты, но не умение самостоятельно находить, систематизировать, анализировать и использовать полученную информацию, разбираться в источниковедении. В результате, люди добровольно загоняют себя в самое настоящее информационное рабство и становятся не способны отличать "зерна от плевел" в условиях окружающей со всех сторон "информационной пены".


Пример "информационной пены"

   
   В этих условиях главной ценностью становятся уже не знания, а умение расположить свое поделие в верхних слоях этой пены, откуда его и будет хватать непритязательная публика. Увы, но многие люди не хотят прикладывать никаких усилий для мозговой деятельности - они привыкли "не париться" и получать удовольствие. Им уже не нужно качество и достоверность, им подавай привлекательность и лёгкое усвоение предварительно разжёванного до гомогенного состояния некоего продукта. Такой толпой легко управлять, манипулировать и на этом получать блага и деньги. В этих условиях одним становится не до этических норм, а другие заведомо попадают в разряд аутсайдеров. Тем, кто получает кайф от самого процесса научной и познавательной деятельности, просто не понять, как может нравиться невежество, ложь и откровенное враньё при живой, настоящей истине!
   В результате примитивизм, трэш, фейки и обман, которые касаются практически всех сфер нашей жизни, заполнили всё вокруг, вытесняя мнение профессионалов. И, видя это, многие из них, забыв о нормах приличия, стали играть по указанным правилам. На примере историко-культурных экспертиз мы писали о такой тенденции в статье "Экспертная халтура", а о продажной журналистике рассказали в тексте "Рептильный фонд". Поэтому продолжим рассматривать эту проблему на примере изучения истории развития территории Северо-западного региона.
    В любом книжном магазине и библиотеке нашего города можно найти массу книг и журналов, где уделяется внимание как истории региона, так и отдельных его частей или сооружений. Про Интернет даже не говорим - сайтов и различных групп в социальных сетях, где пишут разные сообщения на эту тему, просто огромное количество. Всю эту массу можно условно разделить на три неравные группы. Самая меньшая - это одиозный трэш. Причины его появления заключается либо в неумении работать с информацией и источниками, либо в целенаправленном желании сделать откровенный и популярный фейк. Вторая группа, побольше, - это научные и научно-популярные издания. И третья, самая крупная, - популярная издания, путеводители, отчёты о поездках и т.д.
   Если внимательно рассмотреть работы двух последних групп, то окажется, что значительная часть представляет собой переписывание одних и тех же фактов и интерпретаций из ранее опубликованных книг. Уникальных книг и статей, которые отличаются от основной серой массы перепечаток, намного меньше. Они относятся чаще всего к научным работам - и чаще всего посвящены относительно узким темам. Но практически везде мы встречаем одну и ту же особенность: почти полное доверие к ранее написанным сведениям, которые к моменту выхода очередной публикации стали устоявшимися и привычными фактами. При этом в научных работах это, в основном, касается смежных, по отношению к исследуемой теме, областей. Сказать, что в науке никто не оспаривает ранее признанные утверждения, будет наивной глупостью. Более того, такое оспаривание является неотъемлемой частью научной деятельности, со своими правилами и традициями. Но важно учитывать дальнейшую судьбу этих новаций: в научной среде, если кто-то обоснованно доказал ошибочность ранее опубликованных материалов, дальнейшие ссылки на оспоренные работы уже считаются недопустимыми. Хотя и здесь бывают свои особые взаимоотношения и не всё так радужно. Как едко заметил Лев Клейн, "открытие для одних очень часто является закрытием для других".
   Но в кругах, находящихся в стороне от науки, такой практики нет. Там вообще мало кто задумывается о таких "мелочах" и люди по привычке продолжают повторять старое, широко известное, не придавая внимания азам источниковедения. С точки зрения психологии, это понятно - традиционно доверие вызывает то издание, в котором читатель встречает знакомые и общепринятые сведения. Если же кто-то пытается их оспорить, то первой реакцией обывателя будет недоверие, даже возмущение: "Ведь всем известно, как оно было, что за небылицы тут пишут! Вы что, самый умный?! Мы вам не верим!" При этом сами они часто не способны понять систему доказательств, поскольку не разбираются ни в предмете, ни в источниковедении, они всегда пользуются чужим, авторитетным для них мнением. При этом таким людям не нужно никаких доказательств для подтверждения ранее опубликованных версий, поскольку они традиционно воспринимались как истина по умолчанию. Это вполне религиозный подход - когда нельзя изменять признанные "священными" тексты. Более того, очень часто одним из критериев "правильности" того или иного тезиса становится не наличие доказательств, а категория свой/чужой.
    Но наука отличается от религии наличием критического подхода и обязательным пересмотром ранее сделанных утверждений в свете появления новых данных. Правда, надо признать, что очень часто так называемые "новые данные", на основании которых некто хочет исправить ранее созданное, оказываются новыми исключительно для него самого, а не для знатоков учёного мира. Многим не очень образованным людям невдомёк, что их "внезапные чудные открытия" давно известны учёному миру, одни давно вошли в научный обиход, другие давно отвергнуты как заблуждения. Поэтому первая реакция на очередное заявление о новых сведениях и пересмотре ранее устоявшихся концепций всегда воспринимается со здоровой долей скепсиса. Требуется время и определённое упорство, чтобы пройти все три стадии настоящего научного открытия: "это же полная чушь", "в этом что-то есть", "кто же этого не знает". Поэтому введение новых знаний в научный, а затем в житейский оборот - это весьма длительный процесс.
   Когда мы обнаружили документы по истории строительства цепных мостов в Острове, то подумали: как местные люди обрадуются, когда мы им покажем найденные тексты и иллюстрации, которые ясно показывают, как развивались события в то время и какие ошибки были допущены в ранее опубликованных книгах и статьях. Наивные... Труженикам местной культуры (как районным, так и областным) эти документы оказались не нужны, поскольку они ломали их привычную картину мира. Нам даже прямо высказали: "Зачем только вы их нашли, они нам теперь мешать будут, нам придётся учить новые слова!" Нечто похожее произошло и с нашими изысканиями по Таицкому водопроводу и Баболовскому парку. По Петергофской водоподводящей системе и Луговому парку нами также были выявлены многочисленные неточности и ошибки практически во всех публикациях, начиная с 1826 года, которые перепечатываются без каких-либо сомнений уже около 200 лет. Самое удивительное, что за это время ни у кого не возникло желания детально разобраться в истории строительства и эксплуатации этого объекта. Вы только вдумайтесь: за 200 лет никого не заинтересовала история одного из самых популярных гидротехнических сооружений в стране!
   И мы ещё раз хотим обратить внимание: информации вокруг нас действительно много. Интересной, разнообразной, кажущейся на первый взгляд противоречивой. Не всегда она проста и легка для усвоения, поэтому чаще всего она практически никем не используется и лежит "мёртвым грузом". Большинство людей не умеет с ней работать и поэтому они охотно верят легкодоступным  "общепринятым знаниям", написанным на каждом заборе, и тем, кто обладает какими-то внешними атрибутами "знатока". При этом люди не задумываются, что наличие атрибутов ещё не означает наличие должного уровня компетенции по конкретному вопросу (то есть надеть фуражку начальника станции или скафандр космонавта не означает овладеть соответствующими знаниями и умениями). Такая статичная схема получается, религиозная по своей сути. Новое при таком подходе плохо усваивается, потому что проще продолжать верить в надёжное старое. Кстати, именно этот подход невольно поощряется современными поисковыми системами и социальными сетями, он заполняет все щели и все дыры - важнее популярность, чем точность и достоверность!
  Круг замыкается. Раз чьи-то ранее высказанные фантазии или сделанные ошибки используются во всех публикациях в течение длительного времени, то они трансформируются в удобоваримую форму и широко распространяются уже как общепринятые знания. Информация же об опровержении этих ошибок в существующих условиях априори окажется в меньшинстве и потребуется приложить очень серьёзные усилия, чтобы она совсем не затерялась в нарастающем потоке ранее устоявшегося ошибочного мнения. Сенсации пишутся крупными буквами на первой полосе, а их опровержения - маленькими на последней.
   Так что единственный способ противостоять "информационной сухости"  -  это сомневаться, задавать вопросы, учиться самостоятельно искать информацию, думать, анализировать и сравнивать. Стараться расширять свой кругозор и, самое главное, иметь желание самостоятельно определять свою судьбу. Рабу не понять свободного человека.
 
Александр Потравнов
Татьяна Хмельник