КАК СЕЛЬМА ЛАГЕРЛЁФ НАУЧИЛА НИЛЬСА ХОЛЬГЕРССОНА РОДИНУ ЛЮБИТЬ


(всего фотографий: 1)
    Книгу «Чудесное путешествие Нильса Хольгерссона по Швеции»  (в русском переводе название изменено) нельзя назвать детской сказкой - это замаскированный под сказку первый в Европе учебник по страноведению.
   "Жил на свете мальчик – долговязый, тощий, со светлыми, будто выгоревшими волосами. Не так уж мало он успел прожить на свете – лет четырнадцать, а проку от него было немного. Ему бы только есть, спать да бездельничать. А вот проказничать он был мастер..."
    Так начинается самая знаменитая книга шведской писательницы Сельмы Лагерлёф - о путешествии заколдованного мальчика, который на спине гуся пролетает над родной страной и узнаёт её заново. Многие дети в нашей стране других книг госпожи Лагерлёф не знают - её младшая коллега Астрид Линдгрен куда известнее, - но о Нильсе Хольгерссоне слыхали даже те, у кого двойка по чтению. Ещё бы: по этой повести, вышедшей в Швеции в 1907 году, в советское время сняли мультфильм, который пользовался, в отличие от самой Лагерлёф, изрядной популярностью, а мультик можно посмотреть и безграмотному.


Усадьба Морбакка, где родилась и умерла Сельма Лагерлёф

    Проблема в том, что книга, которую написала Сельма Лагерлёф, учительница по образованию, и то издание 1940 года, которое предлагалось советским детям, - родня не самая близкая. И даже не в том дело, что советский Нильс стал тоньше в шесть раз, - а в том, что это не перевод, а пересказ. Так сказать, по мотивам. И в этом пересказе потеряна главная идея Сельмы Лагерлёф: книга задумывалась как пособие для младших школьников. Сейчас это назвали бы страноведением, но тогда таких слов не было - обошлись традиционной географией.
   В советском издании сохранилась сказочная фабула и некоторые приключения крошечного, заколдованного гномом мальчика, который на домашнем гусе, примкнувшем к дикой стае, летит в Лапландию и мечтает стать снова большим. Написан пересказ живым хорошим языком, запоминается буквально сразу. Я, например, помнила текст этой зачитанной почти до дыр нетолстой книжки почти дословно (и каждую из иллюстраций великолепного карельского графика Николая Брюханова) - и сама в детстве наслаждалась, и маленькой дочери читала перед сном, пока она не выучилась грамоте.


Бронзовый - памятник Карлу XI

    Спустя много лет, когда мир открылся и стало можно осваивать Европу,  во время очередного визита в Швецию я с изумлением обнаружила в Карлскруне, - городе кораблей, где Нильс встречает Бронзового и Деревянного, - совершенно документальное описание местности, включая обе скульптуры.


Деревянный - боцман Русенбум

    Неподалёку от Деревянного нашёлся и сам Нильс - памятник мальчику, выбегающему из книги, давно стал признанной достопримечательностью города. Но Бронзовый и Деревянный уже существовали на момент написания книги, они вошли в неё реальными фигурами и стали сказочными персонажами.
    При внимательном изучении полного перевода двухтомника о Нильсе - таков он в оригинале, - выясняется, что Сельма Лагерлёф блестяще справилась с задачей написания "ненавязчивого учебника". Кстати, за него она получила Нобелевскую премию, а сейчас писательницу и мальчика на гусе можно увидеть на купюре 20 шведских крон (как известно, малозначимые персонажи на государственной валюте не изображаются). Сказочный антураж здесь нужен только для привлечения детской аудитории, остальное всё - совершенно реальное. В романе можно узнать, как жили и работали в разных местностях Швеции, над которыми авторскою волею летит стая вместе с Нильсом, что за нравы у здешних людей, рассказывается и о природе местности, о её животных и полезных ископаемых, о полях и лесах.


Лундский собор, где хранилась волшебная дудочка

    Писательница очень серьёзно подошла к написанию книги о Нильсе, понимая её необычность - и беспрецедентность для того времени. Она ездила по стране - при том, что ей, инвалиду детства, даже ходить было нелегко, - и дотошно вникала в тонкости добычи угля или ловли рыбы, строительства кораблей или выплавки чугуна. И всё это маленький читатель должен был увидеть глазами Нильса, который попадал в разные уголки страны вместе с гусиной стаей. Сельма Лагерлёф к тому времени уже давно не работала в школе, но она оставалась учительницей по духу - ведь и её мать учила детей.


Длинная стена на Эланде

   Да, советскому послевоенному ребёнку (предвоенным изданием мало кто успел насладиться и основные читатели у нашего Нильса появились уже в благополучные 1960-е годы) были бы непонятны многие шведские реалии начала XX века, поэтому появление адаптированного пересказа отчасти этим и оправдано. Но идею учебника по страноведению, выплеснутую из пересказа, можно и нужно подхватить сейчас. Тем более что есть шикарный полный перевод повести - всех 55 глав! - в исполнении знаменитой Людмилы Юльевны Брауде, одной из немногих детских переводчиц со шведского. Книга вышла в 1982 году, а Людмила Юльевна ушла из жизни в 2011-м.
    Понятно, что современного ребёнка избаловали телевизор, всякие гаджеты, что книгу он в руки берёт либо от хорошего воспитания, либо от крайней нужды (в школе заставляют). Но во времена Сельмы Лагерлёф тоже раздавались голоса, что дети не будут читать эту книгу, что история слишком длинная, что там ещё и мораль-поучение сквозит (учитесь хорошо и будьте послушными). Однако читали - и вырастали на этой книге, узнавали свою родину вслед за Нильсом, учились ценить добрые человеческие отношения - и, что было важно для самой писательницы, - становились друзьями для зверей и птиц, ведь недаром именно животные воспитывали Нильса, когда он выпал из мира людей.
   Детям нужна книга о стране, где они живут, и это должен быть не сборник трескучих речей из методички, не набор псевдопатриотических легенд, искажающих реальную историю. Книга должна учить любить родину - и не быть при этом скучной, а умело сочетать научно-популярный подход и увлекательный сюжет. Но чтобы написать такое, нужен реальный талант. А чтобы оплатить труд талантливого автора и издать книгу доступным читателю тиражом - нужно много денег. В стране, где изрядными тиражами выпекаются порой совершенно негодные поделки, пока не нашлось своей Сельмы Лагерлёф...

Татьяна Хмельник