ЛИГОВСКИЙ КАНАЛ – ЖЕРТВА НЕВЕЖЕСТВА И БЕЗРАЗЛИЧИЯ


(всего фотографий: 1)
    Каждый, кто наберет в поисковике словосочетание "Лиговский канал", получит множество ссылок на различные статьи и публикации, в которых будет рассказано об истории этого интересного гидротехнического объекта.
    Вот несколько цитат, которые были нами взяты с различных сайтов:
"Сооружён в 1718—1721 годах по проекту Г. Г. Скорнякова-Писарева для снабжения города питьевой водой и позже для питания фонтанов Летнего сада. Примечательно, что строительство этой системы совпало по времени со строительством системы Петергофского водовода. Это строительство было соперничеством двух инженеров: Лиговский канал строился по проекту А. В. Скорнякова-Писарева в 1718—1721 годах, Петергофский водовод  — под руководством В. Г. Туволкова."
"При завершении строительства выяснилось, что канал не даёт достаточной силы фонтанам. Воду для них стали брать из реки Безымянный Ерик (позднее - Фонтанка), а Лиговский канал стали использовать в качестве хранилища питьевой воды. Воду из канала проверяли военные, для этого вдоль него были построены будки, где и дежурили солдаты. В их обязанности входило следить за качеством воды."
"В 1777 году в городе произошло наводнение. В результате берега канала осыпались, вода стала мутной, её перестали использовать для питья. Кроме того, буря разрушила фонтаны в Летнем саду. Екатерина II решила фонтаны не восстанавливать и канал потерял свою значимость."
"Считается, что по каналу на конной или бурлацкой тяге двигались баржи и другие небольшие суда, перевозившие необходимый для строительства и отделки зданий Петербурга бутовый камень или пудостский туф."
   Многие из наших читателей, безусловно, знакомы с большинством этих тезисов, но, вероятнее всего, даже не догадываются, что 90% фактов из представленных отрывков - это набор высосанных из пальца фантазий, к реальной истории Лиговского канала не имеющих никакого отношения. Удивительно? Неожиданно? Одним из первых, кто обратил внимание на ошибочность многих стереотипов по Лиговскому каналу, был историк Виктор Коренцвит, о чём он написал ещё несколько лет назад. Мы, в свою очередь, занимаясь изучением водоподводящих систем (Таицкий водопровод, Петергофская фонтанная система), уже сталкивались с тем, что историей создания и эксплуатации этих сооружений никто серьёзно не занимался. Даже в академических работах, посвящённых строительству Санкт-Петербурга XVIII—XIX вв., этому каналу уделялось буквально несколько абзацев. Так что проявленное нами внимание к истории Лиговского канала вполне закономерно.
   Обращение к архивным материалам сразу показало, что документы по созданию и эксплуатации Лиговского канала существуют, но их мало кто смотрел и изучал. Для описания подробной истории этого гидротехнического сооружения надо писать отдельную книгу, поэтому сейчас мы коротко объясним свою позицию исключительно по приведённым ранее цитатам. При этом аргументами в нашей статье будут не выдержки из кем-то написанных статей и книг, не ссылки на ресурсы неизвестной достоверности, а данные из первоисточников, т.е. из документов XVIII—XIX вв. Одновременно очень любопытно разобраться и в том, когда же появились первые ошибочные суждения по истории Лиговского канала.
   В 1779 г. в Санкт-Петербурге выходит подготовленная Василием Рубаном книга Андрея Богданова "Историческое, географическое и топографическое описание Санкт-Петербурга от начала заведения его, с 1703 по 1751 год". На странице 225 читаем: "Канал для фонтанов в Летний дом, которой проведен от села Лигова, что мимо Ямской Слободы, в Басейн, а из Басейна в трубы, в Летний сад; зделан в 1718 году". При этом постройка бассейна в этой же книге относится уже к 1717 г.
   Судя по всему, именно эта цитата и стала основанием для всех последующих авторов относить устройство Лиговского канала к 1718 г. Откуда появились эти даты в книге Богданова, мы, скорее всего, уже никогда не узнаем. Но если посмотреть архивные документы по строительству в Санкт-Петербурге и, в частности, по Летнему саду, то за 1718 год мы никаких упоминаний о таком объекте не найдём. Нет их ни в 1719-м, ни в 1720 году. Зато сохранились материалы, содержащие чёткие сведения о том, когда и кто начал строить Лиговский канал. В одном документе, где перечисляются данные Петром I указания во время его нахождения в марте 1722 г. на Олонецких заводах, один из пунктов гласит: "Туволкову осмотреть места где ближе и удобнее и меньше работы привесть Лигу реку в Питербурх". Среди документов 1723—24 гг. мы находим письма и рапорты, в которых указывается, откуда и какое количество солдат направлялось на работы по устройству нового канала, а также какое количество и какого инструмента надо было выдать эти солдатам.

 
Фрагмент архивного документа 1724 года

   Кстати, в представленном на фото фрагменте документа 1724 г. чётко написано "...к делу канала которой ведется от лиги к летнему его Императорского величества дому ..."       Интересно изложена в документах и история окончательной приёмки канала, включая почти годичное устранение выявленных в 1725 г. недостатков. Кстати, в документах 1722—27 гг., имеющих отношение к строительству канала, фамилия Скорняков-Писарев не упоминается вообще. Там были другие действующие лица. Кроме того, канал не заканчивался бассейном, как это обычно пишут. В бассейне (сначала был один, второй появился чуть позже) была точка раздвоения водного потока: одна часть по трубе под землёй шла к фонтанам, а вторая отправлялась в Неву.
   Теперь о назначении Лиговского канала. Главная цель его прокладки заключалась в повторении идеи Петергофской водоподводящей системы - подача воды для действия фонтанов под естественным напором без использования водоподьёмных механизмов. Несмотря на то, что напор в системе был небольшой (около 7 метров), тем не менее, его хватало для работы фонтанов Летнего сада и соседних "огородов" до осени 1780 года. Встречающееся в некоторых статьях мнение, будто бы нет материалов, подтверждающих, как вода из Лиговского канала попадала в Летний сад, - это ложь или проявление глубокого незнания. Сохранились многочисленные документы, включая чертежи, описывающие технические подробности такого водоподведения. Особенно интересным выглядит решение с акведуками, по которым вода из накопительных бассейнов сначала пересекала реки Фонтанку и Мойку, и как потом это решение корректировалось. Кстати, один из вариантов акведука виден и на знаменитой работе М.И. Махаева "Перспектива реки Фонтанки от грота и западного дворца в полдень".

 

Гравюра Г.А.Качалова по рисунку М.И.Махаева 1750-е г.

   Наводнение 1777 г. (повышение воды на 3,2 метра) в принципе не могло повредить Лиговскому каналу, поскольку нижняя его точка, бассейны, откуда трубами под землёй вода подавалась в Летний сад, находилась на высоте более 7 метров над ординаром. Система водоснабжения фонтанов была разобрана совсем по другой причине и в документах это также нашло отражение. Поэтому мы весьма удивляемся, когда сталкиваемся в литературе с демонстрацией элементарного невежества в данном вопросе: "Думается, что версия с фонтанами – достаточно поздняя попытка объяснить существование канала и появилась, вероятно, у кого-нибудь из авторов XIX в., а потом «расползлась» из книжки в книжку, как это часто случается." Нормальный  исследователь, на наш взгляд, такой бред никогда не напишет, поскольку для начала он хотя бы в архивные материалы должен заглянуть. Воду из Лиговского канала использовали не только для фонтанов, но и для водоснабжения рядом расположенных дач, жилых домов и других объектов, включая пруды Таврического сада. Для этого хозяева получали официальное разрешение на использование воды из канала. Уже в XIX в. мощным потребителем этой воды стали фабрики и заводы. Так что значимость канала как источника водоснабжения оставалась на достаточно высоком уровне вплоть до начала XX в.
   Для обслуживания и содержания канала в порядке была создана специальная команда. Но её служащие не занимались контролем качества воды. Их главная задача заключалась в обеспечении функционировании канала, т.е. они следили за технической исправностью сооружений, за проведением ремонтных работ подрядчиками, проводили работы по текущему содержанию канала и т.д. Сделаем небольшое пояснение для понимания некоторых проблем, с которыми сталкивались при эксплуатации канала. Дело в том, что из почти 23 километров общей протяжённости канала на участке около 14 километров вода проходила в насыпи, т.е. порой даже выше уровня земли.

 

Разрез канала с текущей и планируемой высотой берегов на участке между современными Краснопутиловской улицей и Московским проспектом в 1795 году

   Такая конструктивная особенность, а также поспешность, с которой канал строился, привела к одной главной проблем этой системы - к постоянному повреждению и размыванию дамб. Чтобы вода с полей и болот не размывала дамбы снаружи, а спокойно стекала в Финский залив, вдоль насыпи были сделаны водоотводные канавы и водопропускные трубы под руслом канала. Но только лишь устранив внешнюю причину размыва дамб, решить проблему внутренних повреждений, происходящих из-за движения льдов, служба эксплуатации канала так и не смогла.
    Вернёмся к упомянутой в самом начале статьи фантазии об использовании канала в качестве транспортной артерии. Дело в том, что гипотеза - это не просто высказанное некое предположение, это прежде всего непротиворечивое и обобщённое объяснение известных по обсуждаемому предмету фактов, которое требует дальнейшего подтверждения. Таким образом, если кто-то хочет выдвинуть гипотезу, то он, прежде всего, должен собрать известные сведения по проблеме, а затем предложить их логичное объяснение. Хорошая гипотеза может перейти в разряд знаний, когда выявленные в ходе исследования новые факты не противоречат и объясняются ранее высказанным предположением. Если же появляющиеся новые факты противоречат и не объясняются этой гипотезой, значит, она ошибочна. Некоторые авторы гипотез не желают признавать ошибки, поэтому часто встречается такой подход: под сделанное предположение заранее подбираются нужные и удобные факты, а неудобные игнорируются и не учитываются. Более того, если нужных для достоверности фактов не хватает, их просто начинают выдумывать. Этим, к сожалению, грешат не только дилетанты, но и некоторые профессионалы.
   Что же не так с транспортной функцией канала? Дело в том, что такое предположение могли высказать только люди, которые абсолютно несведущи в гидротехнических сооружениях XVIII—XIX вв. (водопроводах, судоходных каналах и т.д.), в особенностях их строительства и эксплуатации, не знают местности, истории поставок строительных материалов в город и никогда не изучали архивных документов по этим темам. Вот и получилось, что кто-то где-то увидел кем-то нарисованную линию, а далее, вместо изучения документов, он решил ограничиться выдумками. В принципе, фантазии - это неплохо, но одно дело, когда люди что-то обсуждают во время застолья или вечером на завалинке, и совсем другое - публикация статьи в журнале или раздел в книге. Для публикации, в которой рассматривается вопрос о назначении канала, важно понимать, как он был устроен, какие были на нём сооружения, для чего они предназначались и насколько это соотносится с теми функциями, которые этому объекту приписываются. Вполне понятно, что для этого надо приложить определённые усилия, просмотреть документы, почитать рапорты и отчёты по ремонту и эксплуатации. То есть не писать очередную ахинею, а провести хотя бы предварительную исследовательскую работу. Но, судя по всему, халтура и невежество ныне в тренде, и поэтому количество опубликованных глупостей не уменьшается. Вот и получается, что остатки Лиговского канала заваливаются мусором реальным, а информационное пространство - мусором виртуальным...

 Александр Потравнов

Татьяна Хмельник